Ипполитова-Иванова Михаил Михайлович

Ипполитова-Иванова Михаил Михайлович



Выдающийся композитор, дирижер, музыкальный педагог и управленец – все это про М.М. Ипполитова-Иванова. Личность композитора, проявившего разносторонность своего дарования в симфонической, хоровой, оперной и камерной музыке, редко удостаивается внимания современных исследователей. В лучшем случае, они ограничиваются обзором творческого наследия, не найдя благодатной почвы, «нерва» проблемы в жизни автора. Действительно, в отличие от драматических судеб Мусоргского, Прокофьева или Шостаковича, жизнь Ипполитова-Иванова можно было бы назвать образцом стабильности и благополучия: родился – в пригороде столицы, в хорошей семье, учился – у лучших музыкальных педагогов, женился – на сокурснице по консерватории, карьера - шаг за шагом складывалась наилучшим образом...

Михаил Михайлович Иванов родился в Гатчине под Санкт-Петербургом 7 (19) ноября 1859 года (творческий псевдоним Ипполитов-Иванов появился в годы обучения в консерватории). В семье, где весьма приветствовалось увлечение музыкой, мальчик получает хорошее базовое домашнее музыкальное образование, потом в 1872-1875 гг. посещает классы для малолетних певчих при Исаакиевском соборе Петербурга, и затем поступает в Петербургскую консерваторию, где его учителями становятся Н.А. Римский-Корсаков, Ю.И. Иогансен, И.О. Ферреро, К.Ю. Давыдов (директор Петербургской консерватории).

Римский-Корсаков выделяет способного юношу из числа студентов и знакомит его с другими участниками«Могучей кучки», что во многом предопределяет его музыкальные воззрения. Под руководством своего учителя Ипполитов-Иванов пишет первое серьезное оркестровое произведение – увертюру «Яр-Хмель». Здесь же в консерватории он знакомится с вокалисткой Варварой Зарудной - представительницей известного рода Зарудных, давшего России немало талантливых и знаменитых людей.

Поначалу отношения будущего композитора и певицы были чисто дружескими и профессиональными. Нередко на музыкальных вечерах у Римского-Корсакова, Ипполитов-Иванов слушал в исполнении Зарудной фрагменты новых опер Римского-Корсакова, Бородина, Кюи. Симпатия молодых людей крепла, но, что называется, не переходила за рамки. Однако не зря говорят, что разлука для любви как ветер для огня: слабый огонь погасит, а сильный – только раздует. Расставшись летом 1881 года на каникулы, студенты вступают в активную переписку, и зародившаяся симпатия перерастает в глубокое чувство, которое им было суждено пронести через всю жизнь.

Молодые люди заканчивают консерваторию в 1882 году: он - по классу композиции Римского-Корсакова, а она – по классу вокала Камилло Эверарди. А в 1883 году Михаил Михайлович и Варвара Михайловна обвенчались.

Молодой выпускник консерватории сразу получает место директора Музыкального училища в Тифлисе и дирижера симфонических собраний тифлисского отделения Императорского Русского Музыкального Общества (ИРМО). С 1884 года он также становится дирижером местного оперного театра. Там же начинает оперную карьеру и Зарудная, солируя не только в первых оперных опусах своего супруга «Руфь» и «Азра», но и в операх Чайковского, Гуно, Верди. Впоследствии, после отъезда из Тифлиса, Зарудная больше не вернется на оперную сцену, перейдя в камерный жанр и развернув большую научно-педагогическую работу (в частности, она была одним из основателей оперной студии Московской консерватории).

Грузинский период в творчестве молодого Ипполитова-Иванова без преувеличения можно назвать «золотым», именно тогда были написаны две всемирно знаменитые оркестровые сюиты «Кавказские эскизы» (1894) и«Иверия» (1895), а также многочисленные произведения в других жанрах.

В Грузии он реализует себя не только как композитор и дирижер, но и как музыкальный теоретик и исследователь грузинской народной музыки. К заслугам Михаила Михайловича стоит отнести более активное введение в музыкальную практику исследовательских экспедиций, направленных на изучение народной музыки. Вдохновленный непривычной, экзотической красотой природы Кавказа и местных народных обрядов, Ипполитов-Иванов решает не просто продолжить дело записи и обработки фольклора, начатое еще Глинкой и композиторами «могучей кучки», но и стремится придать ему большую широту, системность и ответственность.

Зарисовка «В ауле» из «Кавказских эскизов» - в этом смысле самое показательное произведение. Горными ручейками стекает мелодия, построенная на нежных и меланхоличных хроматических ходах, имитирующих грустную кавказскую песню, постепенно в нее вплетаются другие инструменты, и мягкая оркестровка подчеркивает основную мелодическую идею, постепенно добавляя ритмический рисунок и переводя песню в танец, а затем снова затухая в одноголосном напеве. Другая часть из той же сюиты - «Шествие сардара» - показательна с точки зрения особенности личности композитора. Вообще слово «сардар» означает титул военачальника, командующего действующей армией в Османской империи. Однако здесь и близко нет музыкального напора, агрессии, необходимых для военных маршей. Азиатская роскошь, выразительное буйство красок есть, а реальной агрессии воина – нет. Легкая, тонкая и воздушная, как прозрачный шелк, и звенящая, как монисто восточной красавицы, музыка – похожие приемы частично повторятся потом и в «Грузинском военном», и в «Ворошиловском» маршах.

Таким образом, ключевой чертой тбилисского периода творчества Ипполитова-Иванова следует считать условный восточный колорит, последовательно проходящий через большинство произведений. Кроме того, в это же время в его творчестве начинает отчетливо ощущаться влияние музыкальных идей Петра Ильича Чайковского, которое позднее станет просто определяющим. Композиторов связывали и личные дружеские отношения. Особенно очевидна преемственность в музыке опер.

В 1893 году по рекомендации Чайковского Ипполитова-Иванова приглашают в Москву на должность профессора музыкально-теоретических дисциплин и композиции Московской консерватории. Спустя годы, он еще несколько раз вернется в Тифлис для решения организационных задач Тифлисской консерватории. Его до сих пор чтят как одного из основателей собственной музыкально-педагогической школы Грузии.

Скоропостижная смерть Чайковского в октябре 1893 года возлагает на Ипполитова-Иванова негласные моральные обязательства продолжать его традиции. В Москве композитор совмещает собственно творчество, преподавание в консерватории и работу в должности дирижера капеллы Русского хорового общества, которую он занимал в период 1895–1901 гг., а также дирижирует концертами московского отделения ИРМО и преподает в Синодальном училище церковного пения.

К периоду 1900-1915 гг. относятся лучшие хоровые произведения Ипполитова-Иванова, которые еще в большей мере, чем оркестровые, следуют музыкальной традиции Чайковского, в том числе получившая широкую известность Литургия св. Иоанна Златоуста (1904) и другие духовные хоры. Литургию самого Чайковского, как мы помним, современники приняли далеко не сразу, она была под запретом для исполнения в храмах до самой смерти композитора. Ипполитов-Иванов умышленно постарался сделать некоторые песнопения простыми, доступными для исполнения провинциальными и даже сельскими хорами.

В мае 1896 года состоялась коронация Николая II , по случаю которой Ипполитов-Иванов пишет свою«Коронационную кантату». А в 1899 году его приглашают к сотрудничеству со знаменитой театральной антрепризой – Товариществом русской частной оперы Саввы Мамонтова, правда, переживавший в тот момент не лучшие свои времена. Затем, после распада проекта Мамонтова, он становится музыкальным руководителем частной оперы С.И.Зимина, объявившего себя продолжателем традиций Товарищества. В распоряжении Ипполитова-Иванова оказывается огромный, по меркам частного театра, творческий коллектив: 80 человек хора, 80 человек оркестра и 30 человек балетной труппы, кроме того, сильной стороной театра стало сотрудничество с ведущими художниками, включая П.П.Кончаловского, А.М.Васнцова, В.Д.Поленова, В.А.Серова и др.

Сотрудничество с частными театрами побудило Ипполитова-Иванова вновь взяться за создание собственных опер. Кроме того, он широко использовал возможности частного театра для «реанимации» тех опер своих учителей, которые не имели должного успеха в императорских театрах, в частности, оперы Чайковского «Чародейка», «Мазепа» и «Черевички». Также были именно им были осуществлены мировые премьеры «Кащея Бессмертного», «Сказки о царе Салтане» (с декорациями М.А.Врубеля) и «Царской невесты» Римского-Корсакова.

В 1906 году занял пост ректора Московской консерватории закрепился и проработал более полутора десятка лет, проявив неординарные организаторские и административные способности. Руководящая работа, хотя и существенно ограничивает Ипполитова-Иванова во времени, тем не менее, не заставляет его прекратить композиторскую деятельность, в том числе в 1907 году выходит его единственная симфония. Кроме того, обширные административные возможности позволяют реализовывать ранее невиданные по масштабам проекты. В частности, Ипполитов-Иванов организует первое исполнение в России 9 марта 1913 года «Страстей по Матфею» И.С.Баха сводным хором Русского хорового общества.

Продолжает работу он и в камерном жанре. Создается немало произведений для камерного ансамбля, как лирических романсов общепринятой стилистики, так и достаточно нетрадиционных по инструментальному составу, например, необычные сочетания арф, духовых инструментов и вокальных партий. Нельзя отрицать влияние, которое оказала на камерные сочинения супруга композитора – первая исполнительница многих произведений, обладавшая камерным лирическим сопрано. Легкий, полетный стиль исполнения певицы стал общим стилем вокальных миниатюр Ипполитова-Иванова. Наиболее популярными до наших дней остаются циклы «Пять японских песен» и «Четыре стихотворения Рабиндраната Тагора». К последнему относится жемчужина камерного творчества композитора – романс «И руки льнут к рукам».

Октябрь 1917 года позиций Ипполитова-Иванова у руля Московской консерватории не поколебал, он прослужил в руководящей должности до 1922 года. Много сил профессор и его супруга отдали становлению оперного класса в Московской консерватории, он же во многом предопределил основы народного театра и принципы развития самодеятельных музыкальных коллективов. А вот от сочинения лирических опер, когда кругом объявлена война всему «мещанскому», пришлось навсегда отказаться. Нельзя было продолжать и сочинение духовной музыки. Хоровое направление работы композитора было не то что совсем приостановлено, но приобрело некоторый вспомогательный характер по отношению к основной деятельности – музыкально-педагогической. В частности, разрабатывая принципы обучения советских хормейстеров, он написал несколько пионерских песен для детского хора - «Два поколения», «Гимн труду» и т.п.

В 1922 году Ипполитов-Иванов получает звание народного артиста Республики и возглавляет Всероссийское общество писателей и композиторов. Он покидает консерваторию, которую в последующие годы возглавляют его бывшие ученики. Наивысшие регалии нового государства представляют ему шанс реализовать давнюю мечту – встать за дирижерский пульт Большого театра, ставшего к тому времени главной столичной музыкальной сценой.

Для Большого театра Ипполитов-Иванов делает множество фундаментально значимых вещей. В частности, в инструментовке Ипполитова-Иванова впервые в Москве прозвучала не исполнявшаяся ранее сцена «У Василия Блаженного» из оперы Мусоргского «Борис Годунов».

Юбилейный (Ворошиловский) марш, написанный в 1931 году к 50-летнему юбилею героя гражданской войны, наркома обороны Клима Ворошилова, отчасти стал образцом возврата к раннему тифлисскому стилю оркестровых произведений Ипполитова-Иванова, хотя и на новой, переосмысленной основе. Как и «Шествие сардара», это марш, больше похожий на танец или оркестровый концерт, мелодичный и звонкий.

К концу жизни композитор открывает для себя радио как канал популяризации академической музыки, и это дает последний импульс его композиторскому творчеству. Именно для радиозаписи Ипполитов-Иванов завершил и инструментовал неоконченную оперу Мусоргского «Женитьба» в 1931 году.

Время от времени композитор пытается вернуться к восточной теме, пишет несколько произведений на темы народов Советского Востока, но такого мирового признания, как первые сюиты, они уже не получили («Тюркские фрагменты» (1925 г.), «В степях Туркменистана» (1931 г.), «Музыкальные картинки Узбекистана» (1934 г.)) Кроме того, композитор делает попытку попробовать силы в кино – создает, как бы теперь сказали, саундтрэк к фильму «Карабугаз» (1934).

Умер Ипполитов-Иванов в Москве 28 января 1935 и был похоронен на Новодевичьем кладбище. После смерти некоторые начинания профессора в области оперной педагогики продолжила его вдова В.М.Зарудная. Она же сохранила и передала исследователям архив композитора. Ученики, воспитанные им в разные годы, составили золотой кадровый резерв советской музыкальной культуры: А.М.Баланчивадзе, С.Н.Василенко, Р.М.Глиэр, Н.С.Голованов, З.П.Палиашвили, Л.В.Николаев, А.Б.Гольденвейзер, Ю.Д.Энгель и др.

Помимо музыкального наследия, Ипполитов-Иванов оставил и серию опубликованных научных трудов: «Грузинская народная песня и ее современное состояние» (М., 1895), «Учение об аккордах, их построении и разрешении» (М., 1897), «50 лет русской музыки в моих воспоминаниях» (М., 1934), ряд статей по музыкальной теории и педагогике.

 



Создан 01 фев 2015